воскресенье, 20 февраля 2011 г.

Рок в жизни Наполеона.


У Наполеона была другая, чем у большинства людей, душа. Поэтому он внушал людям такой нечеловеческий страх. «Он миру чужд был, все в нем было тайной», - писал о Наполеоне 17-ти летний Лермонтов. Тэн называл его глаза «очами колдуна, пронизающими голову», - страшная сила в этих очах. «Как ни велико было мое материальное могущество, - говорил на Св. Елене Наполеон, - духовное было еще больше. Оно доходило до магии» (Las-Cases : Memorial, Томе IV, стр. 60). Близкая к наполеонову двору Ламотт-Лангон рассказывает (Lamotte-Langon: Memoires. Paris 1830.):
«Вдруг я встретилась с двумя страшными и проницательными глазами, которые в течение нескольких минут не покидали моих. Наполеон Бонапарт глядел на меня.
- Ваш отчим взглянул на меня, - сказала я мадемуазель Гортензии.- Вы испытываете мучительное чувство, которое эти глаза вызывают во всяком! Каждый раз, когда он смотрит на меня, я испытываю то же самое.
Глаза первого консула преследовали меня всю ночь. Я плохо спала...»Одного бельгийского крестьянина, наполеонова проводника на ватерлооском поле, спросили, как показался ему Император? Он ответил коротко н страшно: «Если бы даже лицо его было циферблатом часов, - духу не хватило взглянуть, который час».
Адмирал Георг Кокбурн сообщил Наполеону на палубе корабля, что по приказу английского правительства он должен его отвезти на Св. Елену. Приказ английского министра колоний предписывал тщательный осмотр всех вещей императорской свиты и наложения ареста на все драгоценности, находившиеся при нем. От окружения Императора потребовали также выдачу оружия.
Адмиралы были приняты Наполеоном в каюте. Около люков, недалеко от Императора, стояли генералы Бертран и Монтолон. Генерал Гурго, в ожидании приказаний, остался на палубе у пушек. Наполеон, казалось, ожидал прощального поклона от английских адмиралов, когда, наконец, лорд Кич набрался храбрости, приблизился к Императору и сказал едва слышным от волнения голосом: «Англия требует вашей шпаги». Рука Императора мгновенно опустилась на рукоятку сабли, которую от него осмелились потребовать англичане. Единственным его ответом был, внушавший ужас взгляд. Никогда вид его не был более властным, никогда он еще не казался столь сверхчеловечным. Старый адмирал был ошеломлен. Длинный стан англичанина согнулся: голова его, как у преступника, которому читают приговор, опустилась на грудь. Оба английских адмирала низко поклонились с выражением глубокого душевного волнения и оставили каюту, не нарушив ни одним словом того впечатления, от которого захватило дух у присутствовавших при этой сцене англичан и французов.

4 комментария:

  1. наполеон был крут, щас бы такого

    ОтветитьУдалить
  2. Вот уж действительно сверхчеловек.

    ОтветитьУдалить
  3. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  4. неплохо, надеюсь увижу интересные записи о других интересных гениях.

    ОтветитьУдалить

Обо мне

Моя фотография
Я молод, мечтаю рассказать о своем мнении всему миру